Olga Grekova (o_rudakova) wrote,
Olga Grekova
o_rudakova

Categories:

В 12-ь лет я хотела уехать в город Алма-Ата.

  Балетная школа была в таком городе. Приезжали люди из Балетной школы в г. Кокшетау, чтобы набирать учеников. Я прочитала где-то объявление о наборе детей и сходила сама на кастинг. Проходил он во Дворце культуры, расположенном совсем рядом от дама, в котором я жила. Я приходила сама, поэтому, скорее всего, такой мой приход принимающих насторожил. И я ничего не говорила, только показала те элементы, которые мне сказали показать. Пришла и ушла.  Спрашивать о результатах я не заходила. Мне такой процесс был совсем не понятен. Я жила в такой унижающей атмосфере в доме, что у меня все мысли всегда в одном направлении двигались. Не прошла, не подошла, хуже, чем кто-то и т.д.  В такое трудно поверить, но в доме никто никогда ни с кем не разговаривал. Это был Дом молчания. Даже свет часто не включался, чтобы никого или кого-то не видно было. В такой пустоте я и жила 16-ь лет. Если бы у меня были  деньги, я бы ушла из дома. Только надо было найти куда. В таких поисках я и бродила всегда, иногда заходя в дом. Для детей и школы, и иной досуг всегда был бесплатным. На каток можно было ходить и даже на танцы в Парке. В таком досуге я до 16-и лет и жила. Даже не помню, смотрел ли кто-нибудь мой аттестат об окончании школы. Куда мне сказали ехать поступать, туда я и поехала. Поступила, а дальше уже стипендия была, Стройотряд, практики оплачиваемые. У меня в тот период ни одной мысли не было о замужестве, потому что в Дом молчания я больше не хотела возвращаться. Все мои мысли были направлены на создание своего дома. Я его и создавала всю жизнь на фоне  запомнившейся мне в детстве противоположности: "Не пройдёшь, не подойдёшь, хуже, чем кто-то". Поэтому я не проходила, не подходила и  уступала.  Но я проходила по Конкурсам. В первый ВУЗ я поступила именно по Конкурсу. И ничего не могло измениться. Только в дальнейшем Конкурсы мне встречались, которые таковыми и не являлись. Они больше создавались для антуража, чтобы проводить через них своих людей.   Я очень много Конкурсов прошла и особенно за последние  9 лет. Я убеждена, что  проходила по каждому Конкурсу с положительными результатами, несмотря на то, что фактически такие результаты представлялись отрицательными. Я победила в каждом Конкурсе. Но те люди, которые их организовывали, были из Дома молчания моего детства. Они оставались в своих креслах, потому что молчали. И их уровень состоятельности - это неумение говорить и выражать публично свои понятия. Поэтому я начала писать ещё красками, чтобы доказать таким людям молчаливую состоятельность, которая стоит.  Мне и рассказывать нечего было. Я могла только сказать, что все люди в доме молчат. Меня даже никто и никогда не спрашивал, хочу ли я кушать. Я ещё сейчас часто сама не могу понять, хочу я кушать или нет. Я просто знаю, что надо кушать. Такая обстановка и была в Доме молчания. Надо было кушать и надо было спать. Больше в доме ничего не надо было делать. У меня и стола не было для  выполнения домашних заданий. Я их выполняла, где придётся. Что люди делали на рабочих местах, я совсем не знаю и даже представить себе не могу. Сейчас ещё можно за компьютерами видимость работы создавать. Возможно сидели за столами в горе бумаг и в окружении камней. Такую ситуацию я в своём рассказе "Кабинет" и описала.





Tags: olga grekova
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author